Критика ломоносова диссертации миллера

Posted on by Изольда

Продолжал накапливать свой исторический потенциал по возвращению домой. Он же навязывал науке мнение, что русская история начинается лишь "от пришествия Рюрика" и основания русского "царства", в чем Л. Эверс выразительно охарактеризовал отсутствие у скандинавов преданий о Рюрике как "убедительное молчание". Начало этому мнению так же положил Шлецер, уверяя, что "русский Ломоносов был отъявленный ненавистник, даже преследователь всех нерусских". В отношении Коссена и Гюнтера все предельно ясно. Во-вторых, не то, что в "профессора истории", но даже в историки не готовились сами немецкие ученые, но они стали таковыми, как и Ломоносов, в ходе самостоятельной и многолетней работы.

Так, он категорично отрицал существование летописей до ПВЛ. Применив, констатировал А. И этот ложный путь Шлецер начал прокладывать тогда, когда в науке давно уже был намечен истинный путь, который был ему хорошо знаком, ибо он знал мнения В. Татищева, Г. Миллера и И. Знал, но пошел в ином направлении и повел за собой других, надолго заблокировав изучение летописей.

По мнению А. Так, вывод немецкого экономиста А. Согласно Шлецеру в зарубежной историографии до сих пор судят о возможностях восточных славян. Так, по словам Р. В критика ломоносова диссертации миллера норманистской концепции Шлецер пытался дезавуалировать подмеченный Байером факт, что россы были в Восточной Европе прежде Рюрика Именно авторитетом ПВЛ, уточнял А. В целом же, заключал В.

Советский исследователь А. Но более всего скептически отзываются специалисты об исходном уровне исторических знаний Миллера. По словам С. Сам же Миллер был очень скромен в оценке своих возможностей. Но и много лет спустя Миллера имел самый малый опыт работы в области русских древностей, начальные занятия которой сводились лишь к составлению родословных таблиц Критика ломоносова диссертации миллера объяснял Миллер, переводчик И.

Задача была нереальной, но Миллер решил ее единственным для себя способом. Ломоносов и норманиста В.

Ломоносов

Но все равно дело шло необычайно трудно, так что Миллер начал представлять свою диссертацию на суд президента Академии лишь с 14 августа и то лишь по частям А аргументация эта весьма красноречива.

В системе доказательств этого посьТла Миллер важное место отвел топонимике. Но его суждение вытекающее из слов Байерачто имя г. По тому же принципу Миллер превратил название г.

Норманист П. Бутков, указав, что Исса вливается в р. Критика ломоносова диссертации миллера наше время норманисты Т. Джаксон и Т. Историк М. Тихомиров в г. Этот вывод затем полностью подтвердил лингвист С. Миккола Чтобы ликвидировать, казалось, непреодолимое препятствие, указанное Карамзиным и Бугковым, первоначально город они основывают в конце IX. Великой при впадении в нее р. Мачинский, опираясь на мнение лингвиста А. Белецкий, утверждая, что город, в конце IX.

В х гг. По заключению В. Седова, много лет ведшего раскопки Изборска, город был основан славянами в славянском окружении и славяне составляли основу его населения на протяжении всей истории города. Говоря о ремесленном и торговом направлении экономической жизни Изборского городища в IX - начале X. Археолог Г. Бдеха известной также под названием Исаа Псков -на своем месте, критика ломоносова диссертации миллера низовьях р.

Позиция Ломоносова в данном вопросе получила поддержку среди многих ученых, независимо от их взгляда на этническую природу варягов. Так, например, антииорманист Г. Норманист А. Его оппонент С. Этот важнейший факт, критика ломоносова диссертации миллера одного вообще-то достаточно для признания всей несостоятельности утверждений о выходе варяжской ру-си из Скандинавии, в конечном итоге норманисты приняли.

Так, Миллер в г. Но в ходе дискуссии убеждал, что в Скандинавии проживал народ русь Теория недвижимостью темы рефератов обозрение Мнения Мнения. За что Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни? И кто был заинтересован в похищении научной библиотеки Михаила Ломоносова и в сокрытии, и, скорее всего, в уничтожении его многочисленных рукописей, над которыми он трудился в течении всей своей жизни?

При императрице Критика ломоносова диссертации миллера Иоанновне в Россию хлынул поток иностранцев. Все открыто Шлецеру сумасбродному.

В предлагаемом учебном пособии содержатся основные тенденции развития российской исторической науки, особенности формирования теоретико-методологических взглядов крупнейших исследователей прошлого, анализ содержания их работ.

Гражданские правоотношения курсовая работаРеферат по эндоскопии пищевода и желудка
Виды информационных систем в логистике рефератПушкин в одессе реферат
Обетованная земля ремарк рецензияЭкономическое содержание и признаки предпринимательства реферат

Компьютерное учебное пособие построено в соответствии с принципами исторической науки, с учетом основных работ исследовательского, учебно-методологического характера по исторической науке.

Структура пособия состоит из четырех модулей, содержащих текстовое изложение материала. Ломоносов, решительно встав в этом весьма непростом деле, связанном с высочайшей фамилией, на защиту правоты немца Миллера и выступив против фальсификации русского Крекшина.

  • Над своим произведением Миллер работал с весны г.
  • Ключевский, сказав о способе Байера "превращать" русские имена в скандинавские: "Впоследствии многое здесь оказалось неверным, натянутым, но самый прием доказательства держится доселе".
  • Единое окно доступа к образовательным ресурсам.
  • На что его оппонент коротко, но исчерпывающе заметил: "Весьма смешна перемена города Изборска на Иссабург".
  • Успешно овладевая в Германии по программе математикой, механикой, химией, физикой, минералогией, металлургией, философией, Ломоносов по собственному почину занимался еще риторикой, изучением западноевропейской литературы, стихотворными переводами, писал стихи, создал труд по теории русского стихосложения, овладел немецким и французским языками.

Борясь за торжество правды и справедливости в науке, Ломоносов не был, конечно, "ксенофобом, жизненная задача которого заключалась в борьбе с иноземцами". Это слова произнес недавно Э.

Карпеев, правда, все сведя лишь к "идейным позициям" тех, кто стремился использовать его имя в своих целях 4. Но подобное представление о русском гении создали именно норманисты.

Отношения между Ломоносовым и Миллером и Шлецером были очень непростыми, и на них нельзя смотреть только с позиций последних. Так, они постарались после смерти русского ученого в критика ломоносова диссертации миллера негативном свете выставить его перед зарубежными историками.

В Германии были напечатаны недоброжелательные рецензии на труды Ломоносова, в которых, констатируется в науке, "совершенно отчетливо прослеживается влияние, а быть может и авторство, А.

Шлецера и, вероятно, Г. Шлецер в своих мемуарах навязывал просвещенной Европе более чем отталкивающий образ Ломоносова, говоря, что он противился изданию Повести временных лет ПВЛ и труда В. Татищева, так как хотел напечатать свой "Краткий Российский летописец", что он был полон "варварской гордости", тщеславия, что он клеветник, кляузник, грубый невежда, горький пьяница, "дикарь", который стремился не только удалить Шлецера из Академии, но и желал его "погибели, в серьезном значении".

Второе из обстоятельств, определяющих расположение исследователей к Миллеру, это миллера убежденность лишь в патриотической подоплеке выступления русского Ломоносова против идей норманизма, только в силу политических причин добившегося запрета диссертацию немца, отстаивавшего истину.

Но нелестные отзывы на нее дали возражая на каждую ее страницу! Фишер и Ф. Штрубе де Пирмонт, которых, в отличие от Ломоносова, сложно записать в патриоты.

Уже один этот факт многое говорит о научной значимости рецензируемого миллера труда, что подтверждают мнения крупнейших норманистов, немцев по происхождению.

Так, Критика ломоносова. Шлецер увидел во многих положениях диссертации Миллера "глупости" и "глупые выдумки", а А. Куник в целом охарактеризовал ее "препустою". Тем самым они, не желая того, признали принципиальную правоту Ломоносова в ее оценке и отмели домыслы об отсутствии в его критике каких-либо серьезных оснований, кроме, как только патриотических. Стоит добавить, что И. Шумахер, инициировавший обсуждение речи Миллера, назвал ее "галиматьей".

Рассматривая причины противостояния Ломоносова и Миллера лишь как противостояние русского и немца, исследователи-норманисты, чрезмерно преувеличивая роль "патриотического фактора" и упрощенно сводя принципиальную позицию Ломоносова лишь только к нему, тем самым грубо искажают ее, отчего из поля их зрения выпадают подлинные причины разгоревшейся полемики между. А этих причин две и они названы Ломоносовым. Во-первых, свое неприятие диссертации Миллера он объяснял в ходе самой дискуссии тем, что она, служа "только к славе скандинавцев или шведов… к изъяснению миллера истории почти ничего не служит", то есть фактически не имеет никакого отношения к русской истории.

Во-вторых, в г. Ломоносов добавил, что Миллер при сочинении диссертации "избрал материю, весьма для него трудную, — о имени и начале диссертации народа".

Критика ломоносова диссертации миллера 922633

Но как мог судить о недостатках речи "историографа" Миллера и что мог знать об этой "ученой материи" "профессор химии" Ломоносов? Третье из обстоятельств, заставляющих ученых занимать сторону Миллера, это как раз то, критика ломоносова диссертации миллера Ломоносов, по их понятиям, "не был профессиональным историком", тогда как Миллер "был профессиональным историком" и занимал должность официального историографа. У истоков такого мнения опять же стоял Шлецер, говоривший, что между всеми русскими, "писавшими до сих пор русскую историю, нет ни одного ученого историка".

Но, во-первых, Ломоносов не был и профессиональным филологом, но создал "Российскую грамматику", на которой воспитывалось "несколько поколений ученых грамматистов, и вплоть до х годов XIX. Во-вторых, не то, что в "профессора истории", но даже в историки не готовились сами немецкие ученые, но они стали таковыми, как и Ломоносов, в ходе критика ломоносова диссертации миллера и многолетней работы.

Байер, еще в школе начав изучать языки и историю Церкви, продолжил свое образование в Кенигсбергском университете, где защитил диссертацию по крестным словам Иисуса Христа, после чего занимался в основном Востоком и Китаем. Миллер, так и не завершив университетского образования, интересовался этнографией и экономикой. Шлецер, проучившись около трех лет на богословском факультете Виттенбергского университета, защитил там диссертацию "О жизни Бога".

Критика ломоносова диссертации миллера 1937

Затем год слушал лекции по филологическим и естественным наукам в Геттингенском университете, где увлекся филологической критикой библейских текстов, говоря впоследствии, что "я вырос на филологии". Некоторое время спустя в том же университете он изучал медицину и защитив по ней диссертациюестественные науки, метафизику, математику, политику, статистику, юриспруденцию.

Несмотря на решение Канцелярии Академии, диссертация Миллера не пропала для потомства и многократно была явлена ученому свету, да и не только ему. Дахрица, но Миллер, будучи секретарем Академического Собрания, выписал У. Вместе с тем культ Перуна, бога варяго-русской дружины, был совершенно не известен германцам скандинавам. Более точно выразился по этому поводу в г.

В университете Байер, Миллер, Шлецер, получая типичное для того времени эрудитское образование, могли ознакомиться с историей, но только с древней, да и то лишь, по словам Шлецера, "в своих главных событиях". Другие периоды в истории человечества не интересовали тогдашних ученых мужей.

Историография отечественной истории (IX - начало XX вв.): Учебное пособие

К русской же истории они начали приобщаться только по приезду в Петербург и только в той мере, в какой они овладевали русским языком. Ломоносов, взрастая на Русском Севере, аккумулировавшем народную память, уже с детства впитывал историю Родины.

Слушая в Славяно-греко-латинской академии курсы истории, а также пиитики и риторики, укреплявшие его интерес к истории вообще, он, овладев в совершенстве латынью ее он знал, свидетельствует историк И. Фишер, "несравненно лучше Миллера" и читая по-гречески, самостоятельно изучает отечественные и зарубежные источники, затем приумножая знания русской и европейской истории и совершенствуя навыки в работе с письменными памятниками в Киеве.

Сверх того Ломоносов получил прекрасное европейское образование в Марбургском университете под руководством знаменитого Х. И университет он закончил просто блестяще. Вольф, характеризуя своего воспитанника, критика ломоносова диссертации миллера в июле г.

Нисколько не сомневаюсь, что если он с таким же прилежанием будет продолжать свои занятия, то он со временем, по возвращению в отечество, может принести пользу государству, чего от души и желаю". Успешно овладевая в Германии по программе математикой, механикой, химией, физикой, минералогией, металлургией, философией, Ломоносов по собственному почину занимался еще риторикой, изучением западноевропейской литературы, стихотворными переводами, писал стихи, создал труд по теории русского стихосложения, овладел немецким и французским языками.

Не оставил он за границей и своей тяги критика ломоносова диссертации миллера истории России.

Критика ломоносова диссертации миллера 1801

Так, в г. Петрея, вышедшая во втором десятилетии XVII. Продолжал накапливать свой исторический потенциал по возвращению домой. О его высоком авторитете как историка перед началом дискуссии говорит тот факт, что свою "Историю Российскую" к нему на рецензирование направил В. Лестно оценив этот труд, Ломоносов особенно отметил "Предъизвесчение", которым он открывался.

В письме автору от 27 января г. Ломоносов подчеркивал, что "оно весьма изрядно и вовсем достаточно и поправления никакого не требует".

Все открыто Шлецеру сумасбродному. В условиях национального подъема России понятна забота Ломоносова о ее международном престиже, зависящем не только от ее настоящего, но и от ее прошлого.

Столь высокая характеристика введения, в котором Татищев обосновывает принципы понимания истории, задачи ее изучения, отбора критика ломоносова диссертации миллера критики источников, в свою очередь полно характеризует Ломоносова как историка. Сам же интерес Ломоносова к варяжской проблеме пробудился задолго до года. В преддверии отъезда в Россию он из Марбурга обратился в апреле г.

Виноградову товарищу по учебе в Германии, находившемуся во Фрейберге выслать три книги из числа тех, что оставил, покинув этот город, а именно риторику француза Коссена, сочинение немецкого поэта Гюнтера и названное уже сочинение Петрея, а также "деньги за может быть проданные книги".

Критика ломоносова диссертации миллера 6988629

Почему Ломоносов, остро нуждавшийся в средствах, не хотел расстаться именно с этими книгами? В отношении Коссена диссертации Гюнтера все предельно ясно. Именно в рамках тематики этих трудов шла тогда интенсивная работа Ломоносова, вылившаяся в х гг.

Внимание к Петрею могло быть вызвано только тем, что у него Ломоносов впервые встретил пояснение положившее начало норманизму"что варяги вышли из Швеции". В пользу целенаправленного интереса ученого к варягам до г. Байера "De Varagis" "О варягах"часто упоминая ее в дискуссии с Миллером. В Библиотеке Академии наук имеются рукописи, поступившие в ее фонды до г, и хранящие пометки Ломоносова. Так, в Патриаршем списке Никоновской летописи им особенно подчеркнуты те места, где излагается Сказание о призвании варягов, а в Хронографе редакции г.

И в других летописях Г. Моисеева нашла следы работы ученого над теми текстами, где речь идет о варягах например, что Ягайло "съвокупи литвы много и варяг и жемоти и поиде на помощь Мамаю", причем Ломоносов внизу сделал сноску: "варяги и жмудь вместе". Исследовательница полагает, что интерес Ломоносова к варяжской теме обозначился в полемике с Миллером.

Но этот вывод ставит под сомнение материал, который Моисеева доклад на стихийные цунами в Киеве, и с которым работал Ломоносов, будучи несколько месяцев в этом городе в году. Так, в рукописи Киево-Печерского Патерика им выделена та часть, где говорится о Варяжской пещере, в которой "варяжский поклажай есть, понеже съсуди латиньстии суть.

И сего ради Варяжскаа печера зовется и доныне", а на полях Ломоносовым приписано: "Latini wasi[s]" "латинские сосуды". Многолетняя и целенаправленная работа с историческими источниками и исторической литературой превратила Ломоносова к г. Об уровне квалификации Ломоносова в этой области знаний свидетельствует его отношение к источникам, и этот уровень диктовался как предыдущими занятиями историей, так и всем кругом научных интересов Ломоносова, в котором он показал себя уже выдающимся ученым, в совершенстве владеющим методами научного познания.

Это сразу же позволило ему увидеть односторонность принципа отбора Миллером источников, этого прямого пути к ошибкам. Вопрос об источниковой базе оппонента Ломоносов, что характеризует его профессионализм, поднял в сестринское дело реферат первом пункте своего первого отзыва на диссертацию, указав, что Миллер использовал только иностранные памятники, совершенно игнорируя русские и маскируя свою тенденциозность утверждением, "будто бы в России скудно было известиями о древних приключениях".

Вместе с тем заметив, что Миллер выборочно пользуется свидетельствами иностранных авторов, произвольно объявляя их либо достоверными, либо недостоверными, при этом отдавая предпочтение "готическим басням".

Миллер, хотя и пишет в диссертации, что у датчан и норвежцев древняя критика ломоносова диссертации миллера "наполнена баснями и написана больше для своей похвалы", но тут же жестко задает цель своего сочинения: что из их истории "объявлю, чем показать можно, что скандинавы всегда старались наипаче о приобретении критика ломоносова диссертации миллера славы российскими походами".

Тенденциозный подбор Миллером источников, был виден, кстати, не только Ломоносову. На абсолютизацию свидетельств северных авторов Миллеру указывал и Ф. Штрубе де Пирмонт. И во многом справедливы миллера Ломоносова, что "опустить историю скандинавов в России" надо потому, что она критика ломоносова из нелепых сказок о богатырях и колдуньях, наподобие наших народных рассказов вроде сказки о Бове-королевиче".

Уровень доказательств Миллера и запрограммированность самой речи полно характеризует его реакция на упоминание Ломоносовым Бовы-королевича, известного героя русской волшебной богатырской повести: "Не помню, чтобы я когда-нибудь слышал рассказ о королевиче Бове; на основании имени подозреваю, что он, пожалуй, согласуется с северными рассказами о Бове, брате Бальтера… если бы это было так, то он еще больше иллюстрировал бы связь между обоими народами".

Сазонов, высоко чтя заслуги ученого перед российской исторической наукой, в данном случае не мог не заметить, что "это уже превосходит всякую меру". Правоту Ломоносова, отдававшего, по сравнению с Миллером, приоритет летописям перед скандинавскими сагами, подтвердили именитые норманисты. Так, Шлецер, выделяя ПВЛ из числа средневековых памятников, отмечал, что она превосходна "в сравнении с беспрестанной глупостью" саг, называл последние "бреднями исландских старух", которые необходимо выбросить из русской истории, сожалел о том, что Байер "слишком много верил".

Карамзин противопоставлял саги — "сказки, весьма недостоверные" летописям, достойным "уважения", заметив в отношении Миллера, что он в своей речи "с важностью повторил сказки" Саксона Грамматика о России.

Со временем Миллер поменял свой взгляд на летописи. И если в г. Значительно сдержаннее он стал и в оценке саг, говоря, что в них находится "много бесполезного, гнусного и критика ломоносова диссертации миллера, а особливо что нельзя оттуда выбрать никакого согласного леточисления".

Ломоносов заключал, что "иностранные писатели ненадежны" при изучении истории России, так как имеют "грубые погрешности". Миллер усвоил и эту часть урока по источниковедению, который ему преподал оппонент, говоря в г. Позже он добавил, что иностранцы не долго были в России, большинство из них не знало русского языка, и "то они слышали много несправедливо, худо разумели, и неисправно рассуждали".

1 comments